суббота, 20 февраля 2016 г.

Аромат шиповника...

... я чувствую его с тех самых пор, как осенью я начала вышивать этот сюжет от Dimensions. Chickadee Perch - Гаичкина жёрдочка. Он мне понравился с первого взгляда, а с покупкой крема для лица Weleda, невозможно сильно пахнущего шиповником, я влюбилась в этот дизайн окончательно! :)

Нет, на самом деле, наложились ещё и воспоминания детства о лете на Украине: жаркие дни, сельская улица сплошь заросшая розовоцветным кустарником и воздух, напоённый благоуханием...

А сама картинка навеяла мне ассоциации с книгой Фрэнсис Бёрнетт "Таинственный сад". Как будто передо мною затенённый уголок старого сада, так сильно заросшего и одичавшего, что и тропинок не видать. И в этот уголок скользнул солнечный луч, осветив старую заржавевшую калитку с затейливой ковкой, с облупившейся, слезающей чешуйками краской. Он осветил дверцу в сад и гаичку, сидящую на ней. Здесь тихо, шум детских игр не долетает и не тревожит птицу, и та умиротворённо дремлет на своей жёрдочке...

И не хочется заканчивать процесс.

В октябре я начала его шить в рамках совместника. Но тут грянул диплом, параллельно шли активные поиски участка под дачу... В общем, к 1 марта, дате завершения конкурса, я уже явно не успеваю, а потому спокойно открываю то, что таила все эти месяцы.

Вот он, мой прекрасный уголок таинственного сада.

Dimensions 70-35268 Chickadee Perch

суббота, 6 февраля 2016 г.

Вышивание и чтение. Чтение и вышивание

Внезапно родилась ещё одна тема, расширяющая список поводов написать в блог. Я обожаю слушать аудиокниги, вышивая. И сегодня, придя, наконец, в себя после позавчерашней защиты диплома, я взялась за вышивку, по которой очень-очень соскучилась.

Увы, процесс показать не могу, но о книге расскажу. Мне захотелось перечитать "Раковый корпус" Солженицына. Ровно год назад я его читала в первый раз и это второе произведение, которое я прочла у автора. Первое - "Матрёнин двор" - замечательное! Вообще, Солженицын пишет прекрасно, сразу чувствуется большой писатель. И пишет правдиво, верю ему.

"Раковый корпус" многих пугает. Но меня - нет. Простите за откровенность, я это пережила сама и мой супруг сталкивался в нулевых с тем, чем страдал Павел Николаевич Русанов. Так что мне не страшно перед словом "рак" в названии повести. В этой книге я вижу, прежде всего, прекрасную историю любви.

Читая впервые, мне не нравилось солженицынское хаянье власти. Не люблю, когда брызжут желчью. Потом поразмыслила и спокойно приняла этот момент, всё же, автор прошёл через это и его душа навсегда больна прошлым. И далее мне открылась история двух людей, удивительно чутких и искренних. Эта история мне очень понравилась. Боялась страшного финала, но Александр Исаевич не разочаровал, верю его концовке - такая могла бы произойти в реальности. Не всё ясно, что будет с героями, но есть слабый светлый намёк, который даёт возможность читателю додумать свой вариант.

Перечитывая книгу сейчас, я уже больше смакую её, наслаждаюсь языком, деталями. Пристальнее вглядываюсь в героев. И вот что заметила. Собственно, этот момент и сподвиг меня написать сюда. Медсестра Зоя в повести вышивает! Год назад я уже была погружена в мир вышивки, но, видимо, не столь глубоко и потому эта деталь не отпечаталась в памяти. А теперь я с радостью открыла это: да, Зоя вышивает! Гладью! Хочу поделиться этим милым отрывком из книги.

"... — Перспективка! — покрутила Зоя головой, и из той же большой оранжевой сумки достала и развернула вышивание: небольшой кусочек, натянутый на пяльцы, на нём уже вышитый зелёный журавль, а лиса и кувшин только нарисованы.
Костоглотов смотрел, как на диво:
— Вышиваете??
— Чему вы удивляетесь?
— Не представлял, что сейчас и студентка мединститута — может вынуть рукоделие.
— Вы не видели, как девушки вышивают?
— Кроме, может быть, самого раннего детства. В двадцатые годы. И то уже считалось буржуазным. За это б вас на комсомольском собрании выхлестали.
— Сейчас это очень распространено. А вы не видели? Он покрутил головой.
И осуждаете?
— Что вы! Это так мило, уютно. Я любуюсь.
Она клала стежок к стежку, давая ему полюбоваться. Она смотрела в вышивание, а он — на неё. В жёлтом свете лампы отсвечивали призолотой её ресницы. И отзолачивал открытый уголок платья.
— Вы — пчёлка с чёлкой,— прошептал он.
— Как? — она исподлобья взбросила бровки. Он повторил.
— Да? — Зоя будто ожидала похвалы и побольше.— А там, где вы живёте, если никто не вышивает, так может быть свободно продаются мулинэ?
— Как-как?
— Му-ли-нэ. Вот эти нитки — зелёные, синие, красные, жёлтые. У нас очень трудно купить.
— Мулинэ. Запомню и спрошу. Если есть — обязательно пришлю. А если у нас окажутся неограниченные запасы мулинэ — так, может быть, вам проще переехать самой к нам туда?
— А куда это, всё-таки,— к вам?
— Да можно сказать — на целину...".

Фото Полины Соловьёвой, блог "Солнце в банке": solnce-v-banke.blogspot.ru
Продолжить чтение можно в источнике, откуда я цитировала текст.